Образцовое быдло

0
283

Вчерашнего дня, в Варшаве, польские националисты показали всему миру, как надо правильно любить свою Родину. Чтобы мало не показалось ни внешним наблюдателям, ни ей самой.

Правильно любить Родину по версии польских националистов надо с фаерами и коктейлями Молотова. И, конечно же, в масках. В масках – это чтобы никто не зафиксировал физиономию патриота, искаженную гримасой любви, бьющей через край.

Вчерашнего дня, стотысячная толпа польских националистов шумно и с огоньком отпраздновала день независимости, прорывая кордоны полиции, прыгая на водометы, забрасывая фаерами собственных стражей порядка и все вокруг.

Польские наци – самые крутые патриоты в мире. Им для погромов не нужны ни идеи евроинтеграции, ни Янукович, ни безработица, ни мигранты, ни прочие явления, которые обычно нужны националистам других стран чтобы превратить центр собственной столицы в одну большую свалку. Польские наци готовы устраивать погромы по любому поводу, а на день независимости – хлебом не корми. На день своей Родины, в честь праздника – сам черт велел показать всему миру, как они любят и ценят свою страну, а особенно – ее столицу.

Бьет – значит любит. Поджигает – тоже от большой любви. От избытка чувств. Ну и еще потому, что…

Есть такое слово. И это – польское слово. И это слово – быдло.

Думаете, польское происхождение этого слова – совпадение? А я думаю, что нет. Вот у итальянцев есть слово “мафия”. У японцев есть слово “якудза”. У немцев есть слово “гастарбайтер”. У англичан есть слово “джентльмен”. А у поляков есть слово “быдло”.

Прошу заметить, это не означает, что все поляки быдло. Так же, как не все итальянцы мафия, не все японцы члены якудза, не все англичане джентльмены и уж тем более не все немцы гастарбайтеры.

Просто поляки лучше и раньше других народов поняли, что такое “быдло” и подобрали для этого явления емкое и запоминающееся слово.

Исходно слово “быдло” означало крупный рогатый скот. Тупое бодающееся животное, теряющее в составе стада последние проблески интеллекта и индивидуальности.

На людей это слово начало распространяться в средние века и применялось обычно к сельским жителям восточных территорий Польши, где очень часто случались погромы. Сельские бунтари обычно сбивались в толпу и шли громить дом пана, из которого тащили все ценное, а сам дом сжигали. Эти погромы не были каким-то организованным движением за независимость, не было у бунтарей никакой идеи – просто громили, грабили и сжигали богатый дом.

После погрома бунтари обычно расходились по домам. Не создавали никаких повстанческих войск, не объявляли независимость. Разгромили, повеселилесь, разжились барахлишком из богатого дома и разошлись.

Позже наступал час расплаты. К месту бунта подходили войска и награждали участников по заслугам. Кого посмертно, кого пожизненно, кого как. Искать героев было несложно. Заходишь в хату и по наличию дорогого барахла быстро становится ясно, участвовали местные в погроме или нет.

Но очевидность исхода не отменяла новых погромов. Погромы случались снова и снова. Войско польское снова и снова ходило в карательные рейды. А столовое серебро в деревенских хатах снова и снова выдавало участников погрома. Но пациент не учился ничему.

За контингентом, склонным к “погрому ради погрома”, закрепилось определение “быдло”. Быдло, как и полагается, сбивалось в стадо, теряло в толпе себе подобных остатки страха и разума, и шло громить чужое богатство. Просто чтобы громить. Из чувства зависти. Исходя из своего крупного рогатого понимания справедливости.

А теперь следует вспомнить, что границы средневековой Польши очень отличались от современных и включали в себя…

Правильно! Все то, что сегодня относится к западной Украине. Средневековая Польша включала в себя территории, которые сегодня находятся западнее Киева, а с 1569 по 1654 год и сам Киев.

В 1686 году, когда был подписан Вечный мир и Киев вошел в состав российского государства, около половины населения составляло польскую общину. Конечно, это были в основном городские жители, ремесленники, горожане, но и переселенцев из сельской местности в Киеве тоже хватало.

А сколько того самого легендарного контингента, для которого поляки использовали определение “быдло” осталось после 1686 года в сельской местности западнее Киева – можно только гадать.

И как показал вчерашний день, потомки легендарного контингента, склонного сбиваться в тупое стадо, проживают не только на Украине, но и в самой Польше, включая ее столицу. И проживают в изрядном количестве, достаточном, чтобы устроить “польский майдан”.

На день независимости в Варшаве вышло около ста тысяч националистов. Это больше, чем было на Грушевского и Институтской в феврале.

И для того, чтобы устроить очередной погром, польским националистам не нужен ни Янукович, ни идеи евроинтеграции, ни идеи свободы и демократии. Все, что им нужно – только вилы и факелы. То есть биты и фаеры. И коктейли молотова. Но главное – сбиться в толпу. В тупое стадо, в котором быдло теряет остатки страха и разума и готово бросаться на любую преграду – на водометы, на автомобили, на собственную полицию, на собственных сограждан и… на собственное государство.

У стада нет идей. Стадо просто видит перед собой красную тряпку, в роли которой выступает чужая собственность, особенно та, которая блестит золотом, тем более, если она имеет вызывающую форму батона или унитаза.

У стада нет стратегии. Стадо просто втаптывает в землю все подряд потому что так понимает справедливость. Чтобы никому не досталось. А будет ли вместе с золотым унитазом втоптана в землю собственная армия, полиция, собственная страна – об этом стадо не задумывается. Это же думать надо! А в стаде думать некому. И некогда.

Но если в стаде некому думать, это не значит, что все происходит спонтанно и никто не направляет это стадо туда, куда оно несется, увидев перед собой красную тряпку, памятник Ленину, батон или унитаз.

Не знаю, как оно было в средневековой Польше, но сегодня у каждого стада, особенно у такого образцового как в Киеве и Варшаве, обязательно должен быть пастух.

Не могут такие качественные и мощные рога бегать по Европе сами по себе, не принося никакой пользы, бесплатно и просто так. Ведь кроме слова “быдло” в Европе есть и другие слова. Есть слово “бюргер”. Есть слово “мафия”. А еще есть слово “джентльмен”.

Это значит, что если мы видим перед собой образцовое быдло, которое бросает фаеры и коктейли Молотова в собственную полицию, то где-то обязательно должен быть очень воспитанный и респектабельный джентльмен, который отлично знает цену этим копытам и этим рогам.

 

Александр Русин

Источник: amfora.livejournal.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here