“Оптимисты, молчать!”

0
55

В конце декабря 2013 г. Министерство экономического развития России опубликовало свой макроэкономический прогноз на наступавший год. В частности, в нем отмечалось, что экономика вырастет на 2,5%; доллар к концу года будет стоить 35,5 рубля; отток капитала из страны составит $25 млрд.

В самом начале 2014 года, естественно, не предполагая ни крымской, ни затем восточноукраинской кампаний, не обладая и толикой той аппаратной аналитической мощи, которая имелась у министерства и его в общем-то неглупых и профессиональных работников, я предположил (в интервью «Коммерсант-Власти»), что валовой внутренний продукт за год снизится на 0,5–0,75%, а среднегодовой курс евро составит 50 рублей (что соответствует значению доллара в 39,8 рубля).

Мой тогдашний прогноз основывался на ощущении того, что инвестиционный климат станет совершенно невыносимым, власть займется полномасштабной экспроприацией крупных бизнесов, а средние и мелкие предприниматели будут массово закрывать и продавать свои компании, выводя все, что еще можно спасти, за границу. В первые дни крымской эпопеи я полагал, что к концу 2014 г. отток капитала приблизится к $200 млрд, валютные резервы сократятся на треть, а индекс РТС попытается протестировать уровень в 800 пунктов — и пока не готов пересмотреть этот прогноз: год еще не закончился.

Для коллег из Министерства экономики завершающийся год запомнится огромным объемом проделанной работы. Прогноз только по оттоку капитала пересматривался ими 8 (!) раз — причем два раза (в июле и сентябре) он практически совпадал с реальным объемом оттока за уже истекшую часть года (это означает, что наши макроэкономисты всерьез предполагали, что в оставшиеся месяцы капитал вообще перестанет уходить из страны). Прогноз по темпам роста пересматривался 6 раз — причем всякий раз устанавливался на уровне текущих показателей (это значило, что дальнейшего замедления приказано было не ждать). «Справедливый» курс доллара в середине октября оценивался аналитической службой Сбербанка в 37 рублей. И при этом всякий раз, когда речь заходила о 2015 годе, оказывалось, что вот тогда все станет совсем хорошо: рост ускорится, отток капитала сойдет на нет. В только что опубликованных Основных направлениях денежно-кредитной политики Банка России на ближайшие годы в базовом сценарии инфляция на 2015 г. определена в 5,7–5,9% — и это после почти 30%-ной девальвации рубля, эффект от которой в большей части придется именно на следующий год!..

На более «глубокой» перспективе странности прогнозов оказываются не намного меньшими. Какую бы «инстанцию» мы ни взяли — те же Министерство экономики и Банк России или же крупнейшие российские и зарубежные консалтинговые компании — и какой бы прогноз ни рассмотрели, окажется, что после умеренного (от стагнации до -0,5%) или серьезного (-1,5 — -3,0%) провала в 2015 г. в 2016-м и уж тем более в 2017 году дела в нашей экономике обязательно пойдут лучше. Даже если в очередном припадке сверхдержавности родится «народная республика Северного Казахстана»? Даже если себестоимость сланцевой нефти снизится до $40 за баррель со всеми вытекающими последствиями? Или если все резервные фонды будут потрачены на новый Транссиб, по которому так и не проедет ни один поезд?..

Чем же вызвано такое упорное желание наших привластных «аналитиков» отрицать очевидное и такое последовательное стремление «независимых» экспертов доказать, что мы находимся в данный момент если и не в низшей точке очередного спада, то по крайней мере накануне того момента, когда нисходящая динамика сменится повышательной? Откровенно говоря, у меня нет на этот вопрос однозначного ответа. Наверное, здесь скрыта целая гамма причин.

Во-первых, разумеется, как можно расстроить начальство, которое платит тебе зарплату? И тогда обманываться всякий раз — прекрасная тактика, ведь случаи увольнения за непрофессионализм в современной России неизвестны, а за нелояльность — множатся с каждым днем.

Во-вторых, инвестиционные компании и их аналитические подразделения до последнего будут убеждать своих клиентов в том, что дела обстоят лучше, чем они есть на самом деле: просто потому, что они зарабатывают комиссию с каждого вложения и с каждого случая зафиксированной прибыли, но притом не разделяют с доверившими им деньги их убытки.

В-третьих, тех, кто дает плохие прогнозы, как правило, реже предпочитают нанимать для новых исследований, даже в случае, если их расчеты оказываются верными. И, конечно, есть общечеловеческое стремление обманываться в том, что новый день будет лучше прежнего.

Но как бы то ни было, в истории находятся десятки и сотни подтверждений тому, что излишне радужные ожидания приводили к принятию ошибочных решений, чреватых катастрофическими последствиями. Ведь если исходить из того, что цена нефти к 2016 г. вырастит до $120 за баррель, а санкции будут сняты с России уже в следующем году, то легко можно потратить весь Фонд национального благосостояния на проекты государственных монополий уже в ближайшем квартале. Причем так, что никаких следов масштабных инвестиций никто и не заметит (например, потому, что они будут осуществлены в самых отдаленных и потому «многообещающих» районах Арктики и Сибири). А если санкции не снимут, а нефть уйдет к $60 за баррель? Чем будет тогда правительство ублажать тех, кто призван защитить его от «цветной революции»? Именно поэтому мне кажется, что выдача на-гора прогнозов, в которых самый негативный сценарий автоматически считается самым маловероятным, — не просто ошибочна, но и преступна.

Сегодня Россия входит в крайне сложный период в своем экономическом развитии. Политические цели «собирания «русского мира», «вставания с колен» и «поворота на Восток» не принимают во внимание хозяйственное развитие, а во многом идут вразрез с его потребностями. Изоляция страны в ближайшие годы скорее усилится, чем будет преодолена. Качество государственного управления — невообразимо низко. Конъюнктура нефтяного и сырьевых рынков неустойчива и малопредсказуема. В такой ситуации мне кажется правильным отойти от практики самоуспокоения и ориентироваться скорее на жестко пессимистические, нежели на радужные прогнозы.

Конечно, на это могут ответить, что такие прогнозы способны стать «самосбывающимися пророчествами», но я не готов с этим согласиться. Есть старая пословица: «Жди плохого, а на хорошее надейся» — и она сегодня для России как нельзя кстати.

Если честно и откровенно сказать самим себе о не слишком обнадеживающих перспективах, то можно породить и в обществе, и среди «хозяйствующих субъектов» стремление действовать более эффективно, готовность мобилизоваться и противостоять надвигающемуся кризису.

Если же обещать, что все будет хорошо, — но при этом обманывать доверчивую публику по восемь раз в год, ни разу не производя точного прогноза, — то, боюсь, результатом станет, с одной стороны, опускание рук, а с другой — полное недоверие к власти и осознание ее неадекватности.

На мой взгляд, пришло время сказать правду: 2015–2017 годы будут периодом затяжного и глубокого хозяйственного спада, из которого Россия либо выйдет серьезно изменившейся в экономическом плане, либо превратится в стагнирующую экономику, напоминающую венесуэльскую.

Задачей всего общества является выработать новые стратегии и новые планы — которые по определению не могут быть основаны на том, что в будущем все само собой станет хорошо и спокойно…

Владислав Иноземцев

Источник: mk.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here