Почему россияне остались советскими людьми

0
273

В День социолога (отмечается у нас 14 ноября) журналисты “КП” пообщались с главным отечественным специалистом в этой области. Директор Института социологии РАН, академик РАН Михаил Горшков рассказал, что произошло с нами за 20 с лишним лет современной истории.

– Ваш институт наблюдает за россиянами с начала 90-х годов. Изменились ли мы за это время?

– Ошибка многих политиков, да и экономистов тоже, в том, что они проводят реформы, думая, что жители России после распада СССР вдруг стали другими, изменились их образ мысли, общественный уклад, привычки, ментальность. Но человеческое сообщество живет по своим законам. С развала Советского Союза минуло 23 года, за это время произошла лишь профессионально-возрастная смена поколений. А для полного обновления общества необходимо 40 лет. Вот тогда в стране будет жить качественно другое поколение. Это как с импортозамещением: надо, чтобы оно случилось сию минуту, но в реальности это невозможно, нужно время.

– То есть мы все еще советские люди?

– Не совсем. Россияне неожиданно оказались в новой стране, с новыми правилами игры и иным отношением к собственности. Власти отпустили цены и были уверены, что рынок сам назначит правильную стоимость товаров, а заодно и автоматически поменяет ценности. Что теперь начальники будут заинтересованы в том, чтобы их работники не просто трудились, но и фонтанировали идеями, работали головой, двигали экономику вперед. Но люди остались прежними. Советский человек привык слушаться начальство, не спорить, не выделяться. А тут он понимает, что по новым правилам может быть уволен в любой момент, а его профессиональные навыки могут оказаться невостребованными в меняющемся мире. И он начинает подстраиваться. Большинство приняло подобную тактику поведения: слушаться начальство еще больше, чем раньше, не выделяться, не проявлять инициативу. Эта тактика действует и поныне.

– Раболепие?

– Можно так сказать. Советское поведение не изменилось, а мутировало. И это не от рабской природы, а от необходимости выживать в новых условиях…

– Рыночная экономика должна была дать человеку больше шансов…

– А на деле производственная демократия, как показывают опросы, наоборот, начала, как это ни парадоксально, сворачиваться. Власть “начальства” – чиновника, олигарха – усилилась, простой человек вынужден подчиняться.

– Но подрастало же и другое поколение, которое не работало в СССР…

– Да, но его представители попадали в рабочую среду, где их учили старшие товарищи. Не задаваться, не высовываться, тянуть свою лямку с 9 до 6 – как прикажут. Есть закон социального воспроизводства. Сегодня мы наблюдаем молодежь, которая родилась уже в современной России. А живут они во многом с советским сознанием. Есть еще и закон социально-психологического заражения. Папа дает директору школы взятки, сын вырастает и тоже дает взятки. Или берет.

ВЛАСТЬ НАРОДУ

– Почему так произошло? Ведь эта заноза у нас в головах не дает экономике развиваться и сегодня?

– Во-первых, нет стабильных стимулов для личного развития. Человек видел, что заработать и разбогатеть смогли немногие, люди со связями, те, кто делил страну. И у него сложилось впечатление, что надо либо, как они, хапать, либо тебе в жизни ничего не светит и стараться бессмысленно.

– А во-вторых?

– Мы говорили об этом в начале года на встрече у президента. Он пригласил группу академиков РАН, чтобы обсудить с ними, что нужно сделать, чтобы экономика и ВВП страны развивались в режиме ускорения. Я тогда сказал, что необходимо использовать стимулы к труду, уровень ответственности за свой труд. На это мало обращают внимание, а без этого ускоренного роста не будет. Воспитание ответственности требует, чтобы человек стал соучастником производства, а лучше – совладельцем. Эффективнее всего человек работает, когда он заинтересован в развитии предприятия. В компании “Боинг” значительная часть акций принадлежит работникам. У нас подобных предприятий на всю страну наберется сотни две. А в Германии почти 80%. Отношение к собственности определяет отношение человека к работе, к начальству и к самому себе…

– Но и у нас была приватизация, ваучеры раздавали, их обменивали на акции предприятий…

– А потом запустили механизм продажи акций в одни руки. Финансовая грамотность была на нуле, люди продали акции за бесценок.

ЛУКАВЫЕ ЦИФРЫ

– И как нам выбраться из этой ловушки?

– Нам необходимо перестроить капитальное здание, не трогая при этом несущие конструкции. Неверящим в такое скажу: перестроить страну и общество можно с помощью среднего класса – с его мозгами и национально ориентированной элиты – с ее капиталами.

– Недавно вы “подсчитали” средний класс в стране, и получилась немаленькая цифра…

– Да – 40 – 42%. Но когда начинаешь разбираться, что стоит за этими цифрами, радости становится меньше. Качество среднего класса у нас другое, чем на Западе. Там костяк среднего класса – это мелкие и средние предприниматели, “белые воротнички”, люди искусства, работники образования, науки, медицины, финансовой сферы. У нас же в среднем классе много чиновников. В указанной выше “красивой” цифре на них приходится больше половины. Все цифры надо разбирать, учитывая нюансы. Например, Росстат считает, что в России 11% бедных по доходам. А мы к этой цифре прибавляем еще 20% бедных по лишениям. Это люди, которые получают чуть выше среднего, но у них несколько иждивенцев, дети, за образование которых нужно платить, старики, которым необходимы дорогие лекарства. В результате, по официальным данным, они не бедны, но реально лишены множества возможностей: поехать в отпуск, подлечиться в санатории, обновить явно устаревшие вещи.

О МЕРКАНТИЛЬНОМ

– А как изменилась за эти годы финансовая грамотность населения?

– В условиях кризиса 1998 года, например, все побежали покупать крупу и соль, а уже потом встали в очередь в обменники. При кризисе 2008 года основная часть населения решила прежде всего перевести деньги в деньги: стали покупать валюту. И сейчас люди признаются: стали создавать личные кризисные фонды, чтобы в случае чего на них прожить.

– А что вас в результатах опросов пугает?

– До 30% молодежи признаются, что ради достижения успеха, извлечения выгоды готовы преступить моральные принципы и даже правовые предписания. Да, готовность сделать это не означает, что они пойдут на подобный шаг реально. Но одно то, что люди в этом признаются, уже должно настораживать. А почему? В тех же исследованиях выявляется, что материальные вопросы начинают выравниваться с духовными доминантами.

Источник: amic.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here