Забыть о неприятном

0
234

Президент Ирана Хасан Роухани впервые посетил Азербайджан. Сам этот факт мог бы стать сенсационным, если бы ему не предшествовал визит в Иран президента Азербайджана Ильхама Алиева. Тем не менее, вторую встречу лидеров двух государств не стоит недооценивать – она имеет большое значение для региона уже потому, что отношения между Баку и Тегераном не всегда складывались гладко, и у Ирана исторически есть большой интерес к Южному Кавказу вообще, а к Азербайджану – в особенности.

Кроме того, на Южном Кавказе у Тегерана имеются серьезные политические соперники. И если до распада СССР таковыми считались Советский Союз и Турция, то теперь более всего Иран опасается ЕС и США, влияние которых в регионе может отрицательно сказаться как на азербайджанских, так и на иранских интересах – речь идет, в первую очередь, о безопасности.
Поэтому можно предположить, что Алиев и Роухани обсуждали в Баку преимущественно вопросы безопасности и варианты угроз, с которыми, имея в виду активность США и ЕС на Южном Кавказе, столкнется Иран. Последнего не оставляет беспокойство по поводу возможности предоставления Азербайджаном своей территории для нанесения военных ударов по Ирану, с ядерной программой которого не все еще ясно.

Кроме того, существует опасность экспорта в Азербайджан, а затем реэкспорта из него в Иран западной идеологии и (или) нетрадиционного ислама (проблема салафитских группировок). Собственно, последние две проблемы беспокоят и Азербайджан, поэтому, надо полагать, Алиев и Роухани разговаривали не на разных языках.

С другой стороны, если Иран в итоге договорится с Западом по своей ядерной программе (этому могут поспособствовать напряженные отношения Запада с Россией и кризис на Ближнем Востоке), его роль в регионе заметно повысится. Но тогда автоматически понизится роль Турции, что не может устроить Баку, завязанном на Анкаре военно-политически.

Имея в виду массу геополитических противоречий и теплые отношения Ирана с Арменией, беседа Алиева и Роухани вряд ли была легкой, однако наверняка небезынтересной. Учитывая политическую вменяемость двух лидеров и очевидную зависимость одной страны от другой, визит Роухани в Азербайджан можно считать обнадеживающим – обе стороны понимают важность мира в регионе. Соответственно, они будут стремиться к нему по мере возможностей – и внешних, и внутренних.

Собственно, это подчеркнул и Алиев. По его словам, Азербайджан и Иран общими усилиями защищают регион и поддерживают в нем стабильность. “Без стабильности в регионе невозможно развитие – не будут поступать иностранные инвестиции, и вообще говорить о каком-либо экономическом развитии станет невозможно”, – сказал он. Особое внимание Алиев уделил транспортному коридору Север – Юг – своего рода мосту, “перекинутому” между Ираном и Россией по территории Азербайджана.

Словом, несмотря на определенные разночтения между Азербайджаном и Ираном по Турции, Израилю, Армении и т.д., стороны пытаются выйти на доверительные отношения, и это касается в том числе и достаточно отстрых вопросов. Например, как подчеркнул в Баку Роухани, у карабахского конфликта не может быть силового решения. “Нам не нравится сегодняшнее положение в карабахском вопросе. Мы хотим, чтобы в регионе воцарились мир, справедливость, дружба, стабильность. И мы готовы со своей стороны предпринять любые шаги в этом направлении… Мы считаем это своим долгом”, – сказал он. А Алиев несколько неожиданно заявил, что “в Баку всегда чувствовали поддержку Ирана в карабахском вопросе, основанную на нормах международного права”.

То, что отношения между Азербайджаном и Ираном, меняются, констатировал и депутат парламента АР Захид Орудж. По его словам, “Улучшение ирано-азербайджанских отношений не соответствует интересам Армении. Мы все время открыто заявляли, что если Иран так же, как и Турция, закроет границу с Арменией, то есть перекроет экономические каналы, карабахский вопрос может решиться в более краткие сроки”. “Но, – сказал политик агентству “Новости – Азербайджан”, – … заявления Роухани в Баку, подписанные соглашения с Азербайджаном показали, что атмосфера отношений между двумя странами меняется. Если Иран отставит в сторону отношения Азербайджана с Израилем и Западом и будет говорить с Азербайджаном на равных, то архитектура этого региона может измениться”. Он также напомнил, что Азербайджан никогда не поддерживал санкции Запада против Ирана.

А еще, сказал Орудж, Азербайджан в состоянии сыграть важную роль в урегулировании отношений Ирана с Западом. Но при этом прозвучало следующее откровение: “Хасан Роухани – прагматичный политик, он может реально оценить ситуацию на международной арене. На фоне противостояния Запада с Россией отношения Европы с Ираном улучшаются, и в новых условиях Азербайджан намерен создать себе выгодное положение”.

Тут напрашивается вопрос: намерен ли Азербайджан создать “выгодное” для себя положение за счет конфронтации Запада с Россией, заинтересованной в том, чтобы основные “игроки” на Каспии нормализировали свои отношения. Напомним, Россия позитивно отнеслась к визиту Алиева в Иран и старается развивать политическую ось взаимоотношений Москва-Тегеран-Баку.

И вообще, что есть “выгодно” для Азербайджана в условиях, когда США стремятся милитаризовать Каспий, и рассматривают страну в качестве буферной зоны между Россией и Ираном в случае, если НАТО расширится до Южного Кавказа. Думается, что в случае осуществления этих планов Азербайджан попадет в крайне тяжелое положение, поскольку он автоматически станет врагом России. А это поставит крест на мирном решении армяно-азербайджанского и карабахского конфликтов, на военно-техническом сотрудничестве Москвы и Баку, которого так сильно боятся в Ереване.

“Выгодное положение” также может заключаться (пока теоретически) в совместных азербайджано-иранских поставках газа в Европу, что тоже плохо отразится на российско-азербайджанских и российско-иранских отношениях. Поэтому для стабильности региона Роухани и Алиеву придется усиленно маневрировать.

А что же Армения, без компромиссной политики которой в регионе не может быть мира и стабильности? Некоторые армянские аналитики, комментируя визит Роухани в Азербайджан, позволили себе весьма вольно его интерпретировать. Так, местное издание Lragir пишет, что “Азербайджан нервно бросается из стороны в сторону, пытаясь в новой международной ситуации найти свое место в мире. Но отсутствие четкой принципиальной позиции, основанной на ценностях, стремление решать вопросы “по-восточному”, приводят к тому, что Баку оказывается в международной политике “нигде”. Что же до Роухани лично, он “не поддержал Алиева и, в принципе, не подписал ничего существенного. Загнанный в угол Алиев не имеет иных союзников, кроме Турции, которая, естественно, преследует свои интересы и сама оказывается в международной изоляции”.

И еще: “… перед Алиевым постепенно закрываются все двери. … Чтобы спасти лицо, ему нужно постоянно обострять ситуацию, провоцировать армянские силы и международных акторов на какие-то действия, по итогам которых он мог бы пойти на “вынужденное урегулирование”.

Однако чтобы ни говорили в Ереване, и какие бы надежды там ни питали, но позитивное развитие ирано-азербайджанских отношений, действительно, может создать новые реалии в регионе и изменить его политическую архитектуру. Но, заметим, если не на официальном, то на полуофициальном уровне этому может помешать ряд факторов.

В частности, в определенных азербайджанских кругах все еще вынашивается идея отторжения от Ирана так называемых “азербайджанских территорий” (в Иране проживает, по разным оценкам, от 12 до 30 млн этнических азербайджанцев). На перспективу и в зависимости от развития событий эту идею власти Азербайджана могут оставить “про запас”. Кроме того, будучи в близких отношениях с Азербайджаном, Израиль враждует с Ираном и не менее активно, чем США пытается задавить иранскую ядерную программу. Можно также вспомнить, как Тегеран обвинил Баку в причастности к терактам израильских спецслужб против иранских физиков-ядерщиков.

Впрочем, если нормализация отношений и курс на сближение являются для Баку и Тегерана приоритетными, об этом можно и “забыть” – равно как о сбитом в августе в небе над Ираном израильском разведывательном беспилотнике “Hermes 450”, который, кстати, приспособлен к транспортировке ракет “воздух-земля”. В Тегеране тогда заявили, что беспилотник был запущен не с территории Израиля, а с аэродрома одного из “соседних государств”. Не намекал ли Иран на Азербайджан?

Так что теперь следует выбирать между встречным движением с “короткой памятью”, усилением ирано-азербайджанского влияния в регионе и конфронтацией с упущенными возможностями создания эффективной системы безопасности.

Ирина Джорбенадзе

Источник: rosbalt.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here