Страна сбывшихся желаний

0
290

И это началось до Путина. Власть предложила народу договор – вы делайте что хотите, и мы будем делать что хотим. Полная свобода. И для вас, и для нас. Окей? И мы сказали: “Ну, что ж –  окей”. Если порыться в памяти, то началось это всё еще в 92-м году. Или где-то рядом.

Но, конечно, Путин внес в такой общественный договор определенную новацию: вы делайте что хотите, только не мешайте нам делать что мы хотим, не лезьте в наши дела – в управление страной, вообще, и ее имуществом, в частности.

И, в общем, это тоже не было открытием. В общем, мы так уже жили. В эпоху Брежнева. Там, правда, личной свободы было много меньше. Но общий принцип был тем же.

И пошла у нас счастливая жизнь. Ну, в самом деле, что за радость управлять государством и экономикой? Это же такая головная боль! А оно нам надо? Хотят – ну, и пусть управляют. А мы будем делать то, что мы хотим.

А желаний у нас знаете сколько! Мы и посмеяться любим! И вообще всякие зрелища позаковырестей. И выпить не откажемся. Особенно – если в хорошей компании. Хорошо бывает и физически размяться. Ну там, в поход сходить. Или морду кому-нибудь набить. Чтобы был тонус. С этим самым, ну, с противоположным полом – тоже неплохо. Ну, понятно – поесть хорошо. А еще лучше – очень хорошо.

Какие еще у нас желания? Ну, учиться – это, в общем, головная боль. Лучше бы без нее обойтись. Это разве что у единиц. Но если кому-то такая блажь – не получать профессиональное образование для получения хорошей работы, а именно учиться – и придет в голову, то он себе для этого что-нибудь приищет, в крайнем случае, за рубежом. С искусством – в принципе, то же самое. Да и много ли их – любителей искусства? И будет ли их число прирастать при таком образе жизни?

В общем, страна сбывшихся желаний. Сбывшихся простых желаний. Можно их было бы назвать “животными”, но это не будет точно. Есть ведь среди этих желаний и желание похвастаться, и желание насолить соседу, и много иных желаний, которых у животных нет. Так что “простые” – точнее. Простая жизнь с простыми желаниями.

А дальше возникает вопрос – сколько мы сможем прожить такой простой жизнью?

Ее архитекторы полагают, что всегда. А чо? Базовые потребности худо-бедно удовлетворены. А всё прочее – блажь! Ну, поблажит креативный класс и займется своим делам – обслуживанием хозяев жизни. А куда ему деваться? Кушать-то хочется. И – хорошо кушать.

Оппоненты архитекторов, в принципе, разделяют такое виденье. Но надеются, что экономика разрушится, кушать станет нечего, базовые потребности перестанут удовлетворяться и народ заменит власть. Но в целом они разделяют взгляды власти на народ, как на нечто очень простое и послушное, когда у него есть хлеб и зрелища. Да и неудивительно – в одних школах учились, за одними партами сидели, одними шпаргалками пользовались.

И очень мало тех, кто догадывается, что не всё в тех шпаргалках про “бытиё определяет сознание”, “про социальное работающее животное” и про прочие высокие материи было написано верно. Есть у людей и другие желания, или, если использовать более научное слово, потребности. Такие, например, как потребность в смысле, потребность в красоте, потребность в гармонии…

Что? Говорите, что это у единиц только? Ну, не у единиц, конечно, но в общем вы правы: они развиты не у всех. Но есть и такая потребность, которая развита у всех – потребность реализовать себя, исполнить свое предназначение. Это понятие, “предназначение” вообще-то мало разработано в психологии (хотя потребность в самореализации психологи заметили давно). Но от неизвестности академической науке явление не становится менее реальным.

Предназначение, конечно, у каждого своё: у одного стать академиком, у другого – бандитом. Но своя у каждого только одна, индивидуальная часть предназначения. А другая его часть – общая, одна для всех людей общества. Именно эта общая часть и ответственна за общность нашего желания правды, справедливости и т.п..

Конечно, каждый понимает, что это такое – правда, справедливость и прочее – в соответствии с уровнем своего развития, в соответствии со своей способности понимать. И пока мы не научимся правильно обходиться с этими различиями, мы ничего сделать не сможем.

Но в контексте обсуждаемой темы важно не это. Важно, что жить той жизнью, которую нам предложили и которую (что не менее важно) мы приняли, мы не сможем. Долго не сможем.

Просто потому, что в ней, в такой жизни нет ни правды, ни справедливости.   

Александр Зеличенко

Источник: echo.msk.ru

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here