Несмотря на выполнения украинской стороной основных требований МВФ, получение обещанного транша снова откладывается. В целом, вероятность, что деньги дадут Украине в этом году, остается туманной. Хотя по графику Украина уже должна была освоить второй и третий транши на общую сумму 1,35 миллиарда долларов и вот-вот получить четвертый в размере 0,55 миллиарда, по факту первый июньский транш на 2,1 миллиарда пока остается единственным.

международное сотрудничество

Невыполненные обязательства

Комментируя эту ситуацию телевидению, министр финансов Украины Сергей Марченко на этой неделе заявил: “МВФ не дает деньги, потому что мы, к сожалению, как страна, “скомкали” некоторые обязательства и должны их возобновить”. После чего более акцентированно обозначил пять требований, без выполнения которых Фонд не готов предоставлять кредитование.

Требования эти явно выходят за рамки экономических, а потому их выполнение в условиях нарастающего из-за падения доверия электората как к правящей партии, так и лично к президенту Зеленскому политического кризиса будет делом непростым.

Пока бюджетные дыры удается латать за счет исторически рекордных заимствований декабря прошлого года (более шести миллиардов долларов) и увеличения процентных ставок по внутренним заимствованиям в нынешнем году. Но прошлогодних запасов и внутренних заимствований недостаточно ни для покрытия дефицита госбюджета в девять миллиардов долларов, ни для обслуживания внешнего государственного долга, которое в этом году будет стоить не менее 8,1 миллиарда долларов (без учета затрат на обеспечение новых кредитов).

Вероятнее всего, поигравшись некоторое время во фрондирование и набравшись дорогих внутренних и внешних кредитов, украинская власть все же пойдет на поклон к МВФ и выполнит если не все, то большую часть требований Фонда.

По словам упомянутого выше Сергея Марченко, МВФ выдвигает пять главных условий для возврата к рассмотрению вопроса выделения второго транша кредита.

Требования МВФ

Во-первых, в Фонде требуют восстановления ответственности, включая уголовную, за декларирование недостоверной информации чиновниками и прочими лицами, для которых таковое предусмотрено в рамках антикоррупционных процедур. Этот вид ответственности был фактически отменен Конституционным судом Украины (КСУ) в октябре прошлого года в рамках признания неконституционными ряда норм закона о противодействии коррупции.

Хотя Конституции противоречит едва ли не вся так называемая антикоррупционная инфраструктура в навязанном Западом формате, судьи озаботились этой проблемой по большей части из-за ущемления своих прав. С тех пор Зеленский фактически заблокировал работу КСУ, приняв ряд решений, явно выходящих за рамки его конституционных полномочий.

А в декабре прошлого года Верховная рада даже восстановила ответственность за декларирование недостоверных данных. Но в рамках борьбы за контроль над антикоррупционной инфраструктурой “семипосольщине” (послам стран G7) даже факта восстановления ответственности показалось мало.

Во-вторых, речь идет о восстановлении так называемой независимости Национального антикоррупционного бюро (НАБУ), то есть подотчетности органа западным кураторам, фактического назначения ими и подотчетности им главы НАБУ и т. д. Требования по НАБУ прямо связаны с требованиями по ответственности за недостоверное декларирование и подразумевают юридическое закрепление полного контроля Запада над всей антикоррупционной инфраструктурой, которая по своей сути является параллельной структурой управления в государстве.

После внесения изменений в закон о НАБУ и признания неконституционным назначения главой НАБУ ставленника Запада Артема Сытника Зеленский так и не решился его уволить. Но даже такого проявления лояльности “семипосольщине” показалось мало.

Внешнее управление

В-третьих, Фонд требует срочно “реформировать” Высший совет правосудия, то есть передать судебную ветвь власти под управление Запада — по аналогии с антикоррупционными органами. В этом вопросе Украина пока демонстрирует наибольшее сопротивление. Причем исходит оно как со стороны самих судей, так и со стороны представителей других ветвей власти. По понятным причинам: сдача судебной системы уничтожит даже жалкие остатки суверенитета, а главное — будет нести серьезные риски и для судей, и для разных чиновников верхнего звена.

В-четвертых и в-пятых — вопросы рынка газа и рынка электроэнергии. В контексте этих рынков Фонд интересует отмена тарифов для населения с соответствующим повышением цен. На проблемы населения украинским, скажем так, элитам как раз плевать — именно поэтому отказ от регулирования цен на газ для населения стал в прошлом году одним из первых выполненных требований МВФ.

Однако когда пришла зима, цены на газ стремительно рванули вверх и по всей стране вспыхнули социальные протесты, регулирование цен на газ пришлось срочно вернуть. Конечно, только на время — сначала до апреля, теперь до мая. Но Фонду и это пришлось не по нутру: буквально на днях глава представительства МВФ на Украине Йоста Люнгман назвал возврат к контролю над ценами на газ неэффективным способом субсидирования домохозяйств.

Ровно то же самое касается и цен на электроэнергию — тариф для населения зимой подняли, но в Фонде хотят, чтобы регулируемого тарифа совсем не стало. Идти навстречу МВФ в этих вопросах украинская власть, конечно, готова. Но так, чтобы социальные протесты не обнулили ее рейтинги окончательно.

Выручают облигации

Пока же правительство занимает на внутреннем рынке. С начала года таким образом было привлечено 122,3 миллиарда гривен (4,4 миллиарда долларов), то есть по 9,4 миллиарда гривен (340 миллионов долларов) в неделю. За квартал привлечена примерно четверть от годового плана почти в 500 миллиардов гривен.

Сумма облигаций внутреннего займа в обращении выросла на 24 миллиарда гривен — настолько заимствования превысили погашения ранее выпущенных облигаций. При этом планируется занять почти на 130 миллиардов больше, чем погасить. В принципе по объемам заимствований на внутреннем рынке все идет по плану.

Но вот стоимость заимствований растет. С минимального уровня июля прошлого года доходность облигаций увеличилась почти в полтора раза. Сейчас она близится к 12% при ключевой ставке Национального банка 6,5%. В случае наращивания объемов внутренних заимствований их стоимость, разумеется, вырастет еще больше.

Что касается внешних заимствований, то в условиях трений с МВФ и наличия традиционно “мусорного” рейтинга у Украины как эмитента их просто нет. С начала года страна по внешним займам только платила: в первом квартале их погашение и обслуживание стоило Киеву два миллиарда долларов.

Если предположить, что Украина решится на размещение евробондов в сложившихся условиях, то их доходность может оказаться космической — на уровне восьми-девяти процентов годовых в долларах США. Для сравнения: в декабре удавалось занимать под 6,2%, хотя и это было наибольшей в мире доходностью для суверенных заимствований.

Собственно, из приведенных цифр напрашивается вывод, что Украина вынуждена будет идти за деньгами к МВФ в обмен на выполнение унизительных условий. Максимум, что ей светит, — попытаться отсрочить выполнение какого-либо из них.

Отмена тарифов на газ и электроэнергию для населения летом произойдет почти наверняка — скорее всего, поэтапно. Ну а главным камнем преткновения будет контроль над судебной системой. И особая дикость ситуации в том, что Западу в случае успеха он будет стоить жалкие 600 миллионов долларов. Причем в форме кредита. Источник

Читайте также: Дефолт на горизонте: почему МВФ прекратил сотрудничество с Украиной

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here