Так называемый искусственный интеллект, полным ходом входит в жизнь человека. На некоторых направлениях, «компьютерный разум» активно берет на себя функции, которые раньше были присуще исключительно людям. Понятно, что Джеймс Кэмерон и Роберт Земекис немного забежали вперёд, и пока роду людскому не угрожают терминаторы, а в небесах ещё не летают машины времени с ядерным или протонным двигателями. Однако уже сейчас программа на смартфоне может обыграть в интеллектуальную игру чемпиона мира.

Каспаров играет с компьютером

Противостояние не имеет смысла

За последнее пятилетие самообучающиеся алгоритмы нанесли поражения белковым игрокам даже в цитадели, которая до последнего не считалась вотчиной компьютера. Речь о го и восточных шахматах-сёгах. В сёгах компьютеру уступил чемпион мира японец Хидэаки Такахаси.

Хотя ещё совсем недавно специалисты считали, что в этой разновидности ушедшего на восток шатранджа (арабского предшественника многих интеллектуальных игр, в том числе и шахмат) очень тяжело сформировать точную оценочную функцию программы ввиду необычной особенности. «Убитые» фигуры в любой момент могут вновь вернуться на доску.

В го алгоритм AlfaGo, разработанный корпорацией Google DeepMind, последовательно обыграл чемпиона Европы Фань Хуэя. Самого яркого профессионала последних лет корейца Ли Седоля и под конец — лидера мирового рейтинг-листа Кэ Цзе. Но если Седоль ещё боролся и выиграл одну из встреч, то по китайскому корифею AlfaGo прошёл катком. Дальнейшее противостояние человека с машиной не имело смысла. Поэтому сразу после победы создатели программы объявили, что эксперимент окончен и их чудо-нейронная сеть больше выступать не будет.

Так же некогда случилось и с шахматным суперкомпьютером Deep Blue, обыгравшим в 1997 году одного из величайших чемпионов мира в истории — Гарри Каспарова.

Прорыв за 50 лет

Почти полвека назад пятый чемпион мира по шахматам и президент международной шахматной федерации ФИДЕ голландец Макс Эйве не верил, что компьютер когда-то может обыграть человека. Правда, его друг и наследник, шестой шахматный король, первый советский чемпион, доктор технических наук Михаил Ботвинник придерживался совсем другой точки зрения.

Проследим прогресс шахматных ЭВМ за последние 50 лет:

  • в середине 60-х появились первые опытные образцы шахматных компьютеров, но играли они крайне слабо;
  • в середине 70-х стартовали первые чемпионаты мира среди компьютерных программ, и гонка двух сверхдержав в лице представителей «Каиссы» (СССР) и «Чесс» (США) подстегнула развитие процесса. Компьютеры начали играть в силу кандидата в мастера и порой за счёт прямого перебора находить достаточно хитроумную тактику;
  • в середине 80-х от руки компьютера Deep Thought (предшественника Deep Blue) пал первый известный шахматист. Им стал Игорь Иванов – неоднократный чемпион Канады, участник межзонального турнира, шахматист, едва не вышедший в турнир претендентов и побеждавший чемпиона мира Анатолия Карпова;
  • в мае 1997 года суперкомпьютер на базе алгоритма Deep под названием Deep Blue в повторном матче поверг действующего чемпиона мира Гарри Каспарова. За год до этого со счётом 4:2 победил Каспаров, в матче-реванше сильнее оказалась ЭВМ: 3,5:2,5;
  • в середине «нулевых» появились новые, интеллектуальные «Рыбка» и «Гудини», которые выигрывали не только за счёт банального перебора вариантов, но и за счёт тонкой оценки позиции. После этого компьютер стал совсем уж незаменимым помощником в домашней лаборатории гроссмейстеров, а чемпионам мира было уже почти невозможно бороться с модулями даже на простых ноутбуках;
  • новейшие электронные титаны Stockfish, Komodo, Fat Fritz или нейронная Leela Zero близки к совершенству и в большинстве позиций при достаточно серьёзном погружении могут найти аналитически сильнейшее продолжение в позиции. Но шахматы доказывают свою неисчерпаемость, и гонка вооружений в компьютерных чемпионатах продолжается, а новые версии программ оказываются всё сильнее, всё ближе к чему-то совсем уж идеальному.

Лёгкая победа?

На различных популярных шахматных порталах неоднократно проходили опросы: а какая же шахматная партия самая известная в истории? Называли и различные «вечнозелёные» поединки с каскадом жертв, и исторические битвы чемпионов мира с ярко выраженным политическим подтекстом.

Однако, несомненным лидером здесь чаще всего оказывалась схватка, по итогам которой компьютер впервые заявил о том, что уже стал сильнее и мудрее человека. Про решающий поединок Deep Blue — Каспаров (1997) написаны тысячи статей, изданы десятки книг, снято несколько фильмов, но мало кто знает один нюанс, о котором я сейчас расскажу.

Ещё раз напомню, свой первый матч с Deep Blue (1996) Каспаров выиграл в тяжёлой борьбе 4:2, взяв три партии подряд после сенсационного поражения в первой. Год спустя чемпион на равных бился с усовершенствованным многопроцессорным монстром, созданным IBM, но в последней партии при равном счёте случилось то, что ошеломило буквально весь мир.

Deep Blue — Г. Каспаров (6-я партия)

  1. e4 c6 2. d4 d5 3. Kc3 de 4. Kxe4 Kd7 5. Kg5 Kgf6 6. Сd3 e6 7. K1f3 h6?!

Этот ход к тому времени уже с десяток лет считался крайне сомнительным, хотя определённые попытки воскресить продолжение делаются до сих пор. Нюанс в том, что после скромного движения пешки белые обязаны смело отдать коня!

После матча Каспаров, явно сбитый с толку этим ходом и потерпевший быстрое поражение, гневно требовал от руководителей проекта Deep Blue доказательства, что робот выбрал удар на е6 самостоятельно.

Легендарный шахматист уверял, что жертва коня была подсказана компьютеру тренерской бригадой, а на самом деле Deep Blue не мог выбрать продолжение с минусовым значением оценочной функции (потеря коня по оценке функции — минус 3.00 шахматных единицы).

Однако IBM, которая в результате победы в матче заработала миллиарды (акции компании резко скакнули вверх после финишной капитуляции Каспарова), предпочла просто разобрать свой суперкомпьютер безо всяких разъяснений. Однако на сайте IBM можно найти обзор мыслительного процесса Deep Blue. И там ходы с 1-го по 11-й обозначены как book moves — до новинки Каспарова компьютер играл по теории, заложенной в его базу теми, кто готовил машину к битве с чемпионом.

  1. Kxe6! Qe7?

Это проигрывает. Гораздо упорнее 8…fe 9.Cg6+ Kрe7, в практических шахматах чёрные здесь зачастую держались и на гроссмейстерском уровне, но тут-то всевидящий компьютер!

  1. 0–0 fe 10. Сg6+ Kрd8 11. Cf4 b5

Эта новая попытка организовать оборонительный вал была легко опровергнута. Deep Blue сделал все естественные ходы, и историческая победа компьютерного интеллекта произошла внешне крайне легко.

  1. a4! Cb7 13.Лe1 Kd5 14.Cg3 Kрc8 15.ab cb 16.Фd3! Сc6 17.Сf5!

Приходится отдавать ферзя, чтобы не позволить рухнуть пункту е6, но тогда неуклюжий клубок чёрных фигур уже не сможет защитить чёрного короля.

17… ef 18. Лxe7 Сxe7 19. c4

И Гарри Кимович с вихрем непередаваемых эмоций на лице покинул игровую площадку, не ожидая полного разгрома своей позиции.

Главная ошибка Каспарова

Однако самое удивительное поджидало меня, когда я стал подробнее изучать события матча 1997 года. Выяснилось, что за год до повторного сражения Каспаров — Deep Blue в немецкой Йене проходил матч бывшего секунданта (времён Великого противостояния с Анатолием Карповым) чемпиона мира гроссмейстера Геннадия Тимощенко с компьютером «Фриц», усовершенствованным алгоритмом BossPP. Тимощенко здорово бился против машины и уступил всего со счётом 3,5:4,5. Так вот, в четвёртой партии матча последовало нечто необычное, что практически не упоминается в многочисленных публикациях по этой теме.

DoubleFritz / BossPP — Г. Тимощенко

  1. e4 c6 2. d4 d5 3. Kd2 de 4. Kxe4 Kd7 5. Kg5 Kgf6 6. Cd3 e6 7. K1f3 h6

Позиция один в один как в прошлой партии. И тут «Фритц», который поверг прототип Deep Blue на компьютерном чемпионате мира 1995 года, но, безусловно, намного уступал монстру IBM по мощности процессоров, смело пожертвовал коня!

  1. Kxe6! Qe7 9.0–0 fe 10. Cg6+ Kрd8 11. Cf4

Только здесь Тимощенко сыграл иначе, чем Каспаров: 11… Kd5 12.Cg3 Фb4. Опять же подчеркну, что «Фриц» — не многоядерный Deep Blue, а Тимощенко находился в очень неплохой форме, защищался прекрасно и смог сделать ничью против робота.

И тут возникает резонный вопрос. Понятно, что в России матч Тимощенко не получил должного освещения. Однако в Европе, в немецкой и англоязычной прессе он не мог пройти незамеченным! Представляете, насколько в романтические 90-е была популярна тема «человек против компьютера»? Красивый поединок «Фрица» против героически защищавшегося Тимощенко анализировали многие гроссмейстеры в ряде популярных изданий Старого Света.

Неужели всё это прошло мимо всезнающей, оснащённой по последнему слову техники (конечно, на период 1997 года) бригады Каспарова? Почему на партию «Фриц» — Тимощенко не ссылался никто из мэтров шахматной журналистики, писавших об историческом поражении Каспарова, и в документальных фильмах партиях-предшественник совсем не фигурирует? Неужели просто не хотят акцентировать внимание на главной и роковой ошибке в подготовке? Или в этой истории ещё остались не рассказанные нам сокровенные тайны? Источник

Читайте также: Шахматный читер: история обмана на чёрно-белой доске

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here