Происшедший скандал, на фоне переговоров в Турции с высокопоставленными представителями Евросоюза, привлек всеобщее внимание мировых СМИ. И дело не в территориальных спорах или санкциях. Виноват стул, не предоставленный главе Еврокомиссии. В нарушение дипломатического протокола она сидела отдельно от мужчин — председателя Евросовета Шарля Мишеля и турецкого лидера. Теперь все увлеченно выясняют, кто кого обидел и кому за это отвечать.

переговоры в Турции

Стулья на двоих

Пока Реджеп Эрдоган и Шарль Мишель по-хозяйски усаживались на подготовленные для них стулья, глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен удивленно разводила руками. Место ей нашли не сразу. На съемке из зала встречи видно, как она с недоумением произносит протяжное: “Э-э-э…”

Ее усадили сбоку — на диван среди подушек, напротив министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, который по дипломатическому протоколу ниже статусом. Представитель ведомства фон дер Ляйен рассказал, что она решила “сосредоточиться на сущности переговоров”, но поручила разобраться, почему так вышло, и принять меры, чтобы подобное не повторялось.

Мишель возглавляет совет глав государств ЕС, а фон дер Ляйен — высший орган исполнительной власти Евросоюза. Первые подписывают договоры, вторые разрабатывают внешнюю политику. Таки образом, статусы двух институтов и их председателей равнозначны.

В Европе тем временем принялись выяснять, кто виноват. Правильно ли поступил Мишель, спокойно усевшись рядом с Эрдоганом, и не перегнул ли палку турецкий лидер.

Женщина или политик

В соцсетях появилось множество постов в поддержку фон дер Ляйен под хештегом #GiveHerASeat (“дайте ей место”) о неприемлемом поведении Анкары. “Недоуменное “Э-э-э…” — новое определение того, “как не должны выглядеть отношения ЕС и Турции”, — написал член Европарламента Сергей Лагодинский.

“Вот что Эрдоган думает о правах женщин”, — возмущалась депутат из Бельгии Хильдэ Вотманс. Ее коллега из Нидерландов Софи Ин’т Велд опубликовала фото предшественника фон дер Ляйен Жан-Клода Юнкера, который сидит на стуле рядом с Эрдоганом — как и экс-глава Евросовета Дональд Туск.

“Это серьезное проявление политического неуважения. Дело не только в том, что женщину не усадили, а в том, что главу Еврокомиссии — одного из самых высокопоставленных представителей ЕС — оставили без стула”, — указал итальянский депутат Антонио Таяни.

Итальянский премьер Марио Драги и вовсе объяснил “неподобающее поведение” Эрдогана тем, что он — диктатор. “С диктаторами, нарушающими этикет, мы вынуждены сотрудничать в интересах нашей страны. И вместе с тем должны откровенно заявить о собственной позиции. Необходимо найти баланс”, — рассудил он. Из-за таких “неприемлемых заявлений” посла Италии в Анкаре тут же вызвали в МИД Турции.

Сам Шарль Мишель оправдывался, что дипломатический казус случился из-за “строгой интерпретации протокольных правил с турецкой стороны”. При этом он уверен, что извиняться ему не за что. “Глядя на некоторые кадры, можно подумать, что я равнодушно отнесся к инциденту, — прокомментировал он видео из зала переговоров. — Это далеко от истины”.

В то же время в турецком МИД категорически заявили: все было согласовано с протокольной службой европейской делегации. “Все прошло в соответствии с предложениями Европейского союза. Точка”, — сказал Мевлют Чавушоглу.

Предположения о том, что фон дер Ляйен усадили на диван из-за того, что она — женщина, он отверг.

Сбой в протоколе

Вина вряд ли лежит на турецкой стороне, полагает Тогрул Исмаил, заведующий кафедрой международных отношений и политологии Университета имени Кахраманмараша Сютчуйама.

Из заявления турецкого МИД ясно, что ошибку сделали европейцы, указывает эксперт. “Турция — государство с опытом и давней историей дипломатического протокола. Кто где сидит и когда говорит, решают протокольные службы обеих сторон до встречи. И это касается не только такого высокого уровня, но и переговоров правительственных комитетов”, — подчеркивает он.

Заметить, что стульев всего два действительно можно было до того, как участники встречи вошли в зал.

“Европейская служба протокола обязана была объяснить Урсуле фон дер Ляйен, где она будет сидеть. Все это обговаривают заранее”, — поясняет Исмаил. По его мнению, европейцы не договорились между собой, кто из представителей блока занимает более высокую позицию. “Не нужно все сваливать на Турцию”, — добавляет он.

По его мнению, Анкара не видит в фон дер Ляйен женщину или мужчину: “В первую очередь она — политик, который представляет иностранное государство, и связывать эту ситуацию с гендерными факторами нельзя”.

То, как представители ЕС отнеслись к деталям, действительно вызывает вопросы, говорит Наталья Еремина, доктор политических наук, профессор СПбГУ.

“Внешнюю политику Евросоюза регулируют Совет и Комиссия ЕС совместно, — объясняет она. — Однако именно совет отражает позиции государств-членов. Есть некоторая вероятность, что эта диспозиция повлияла на подход турецкой стороны к организации встречи. Хотя формально это некорректно. Турция проявила непонимание характера деятельности институтов ЕС и статуса их глав”.

Важность нюансов

Впрочем, турецко-европейский диалог и раньше омрачали нарушения дипломатического этикета. “Бывало, представители Турции вели себя чересчур эмоционально, гремели стульями или даже покидали заседание. Однако страну все же рассматривали как близкого партнера ЕС и НАТО, поэтому казусы списывали на темперамент и очень редко осуждали за недипломатическое поведение, — говорит она. — Но в этот раз к принимающей стороне возникло много вопросов, ведь это значимая встреча для урегулирования вопросов в Средиземном море, поэтому нюансы важны”.

Евросоюз грозил Анкаре санкциями из-за действий у берегов Кипра, который требует от Турции прекратить сейсморазведку в исключительной экономической зоне острова, так как это противоречит международному праву. Анкара настаивает, что работы легальны: добро на них дала Турецкая Республика Северного Кипра. Отношения между двумя кипрскими республиками не урегулированы, и возникают противоречия.

Еще один повод для накала отношений — недавний выход Турции из Стамбульской конвенции по защите женщин. Ее приняли десять лет назад, и она стала первым европейским документом, призванным бороться с домашним насилием. Из 40 стран-участниц Турция первой ратифицировала соглашение, однако теперь углядела в нем чуть ли не пропаганду гомосексуализма. Решение турок возмутило европейцев и американцев.

“Вряд ли в Турции сознательно унизили главу комиссии, — сомневается Еремина. — Но этот факт сейчас используют против Турции. Критика нарастает. Без стула осталась женщина, и это повод для обвинения в мужском шовинизме, тем более на фоне выхода из Стамбульской конвенции”.

Определить, кто больше виноват, сложно. Однако в нынешних условиях инцидент превратился в повод для негативных интерпретаций. Но договариваться с “диктатором, нарушающим этикет” Евросоюзу, как ни крути, придется. Источник

Читайте также: Помнишь товарищ: у Турции и США опять кризис в отношениях

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here